Вы здесь

Директор ТУ ГБР в Мелитополе рассказал, чего ему не хватает

 08 ноября 2020, 07:23 | Автор: Юлия Позднякова

Территориальное управление Государственного бюро расследований в Мелитополе - одна из самых закрытых структур. Между тем, именно здесь расследуют дела в отношении чиновников высших эшелонов власти, правоохранителей, судей и военных. В интервью РИА Мелитополь новый директор ТУ ГБР в Мелитополе Игорь Гаврилюк рассказал, почему здесь не было громких дел и задержаний, а также как он разоблачил правоохранителей, подыгрывавших игорному бизнесу. 

Досье

Игорь Гаврилюк родился 2 сентября 1981 года в городе Остер Черниговской области. Имеет пять высших образований. Закончил Академию государственной налоговой службы (ныне - университет государственной фискальной службы Украины) по специальностям «правоохранительная деятельность» и «финансовое право», Национальную академию внутренних дел (магистр права), а также Мариупольский государственный университет («публичное управление и администрирование» и «учет и аудит»). Трудовую деятельность начал с должности оперуполномоченного управления налоговой милиции АРК Крым. Стаж работы в правоохранительных органах - 19 лет. Занимал руководящие должности в ГУМВД Украины в Киевской, Одесской и Днепропетровской областях, а также в прокуратуре Донецкой области. Майор полиции, ныне - майор ГБР. До назначения директором Теруправления ГБР в Мелитополе возглавлял второй следственный отдел Теруправления ГБР в Краматорске.

 - Игорь Дмитриевич, мы записываем это интервью в период реорганизации территориальных управлений ГБР. Расскажите, какие изменения произойдут в структуре Мелитопольского теруправления.

 - Согласно новому штатному расписанию Мелитопольское теруправление ГБР достаточно поредеет - штатная численность уменьшится на треть. В ближайшее время состоится новый конкурс в связи с введением должностей рядового и начальствующего состава. По переводу набрать штат мы не можем - закон нам такой возможности не дает.

Считаю, что реорганизация должна была произойти. Сотрудники такой структуры, как ГБР, не могут быть госслужащими. Согласно изменениям в законодательстве мы стали правоохранительным органом, а правоохранители должны носить погоны, иметь право на ношение огнестрельного оружия - госслужащие на это права не имеют. 

 - Каких людей вы бы хотели видеть в своей команде, а с кем никогда не смогли бы работать?

 - Как руководитель я хотел бы видеть в своей команде исключительно профессиональных и порядочных людей. Никогда не смог бы работать с непрофессионалами. Наша служба вообще не подразумевает наличие непрофессионалов. Все наши субъекты являются профессиональными правоохранителями, многие из них владеют достаточными знаниями в оперативной и следственной сферах, знаниями Уголовного и Уголовного процессуального кодексов Украины. Если это чиновники категории А (высший корпус государственной службы), то, кроме прочего, они обладают еще и достаточным влиянием в стране. Поэтому очевидно, что непрофессионалам в ГБР делать нечего. Здесь должны быть люди с опытом.

- Ваш предшественник заявлял, что не исключался переезд руководящего состава Мелитопольского теруправления в Запорожье. Рассматривается ли такой вариант сегодня?

 - Да, этот вариант рассматривается. Для обеспечения расследования уголовных производств нам нужно постоянное тесное сотрудничество с областными прокуратурами и апелляционными судами. Удаленность нашего теруправления от Апелляционного суда Запорожской области очень усложняет оперативность получения санкций и документирования преступной деятельности.

 - Мелитопольское теруправление ГБР называют одним из самых слабых среди семи существующих. За время существования структуры конкретно в Мелитополе не было ни резонансных задержаний, ни громких разоблачений. Как вы это прокомментируете?

 - Я не могу назвать наше теруправление слабым. Однако статистика - вещь упрямая. Пообщавшись с коллективом, могу сказать, что коллектив неплохой. По моему убеждению, такие низкие показатели работы в немалой мере обусловлены тем, что мы находимся в Мелитополе, а не в областном центре. Все мы понимаем, что основная часть заявителей - это не мелитопольцы, а жители Запорожья или Херсона. В Херсоне у нас есть подразделение, которое выполняет большой объём работы. Что касается Запорожья, то не каждый гражданин может позволить себе проехать 130 км в одну сторону и потом столько же в другую, чтобы написать заявление и пообщаться со следователем. Отсюда и такая статистика. Я ориентирую весь личный состав на улучшение даже не количества, а качества дел. 

 - Мелитопольское теруправление ГБР имеет свою специфику, поскольку распространяет свою деятельность в том числе и на оккупированные территории Крыма и города Севастополь. Насколько тяжело проводить досудебное расследование преступлений против основ национальной безопасности Украины? Отслеживали ли вы статистику, отправился ли хоть один из тех, кого осудили за госизмену, за решетку?

 - Безусловно, при расследовании такой категории дел возникают определённые сложности. По всем специальным досудебным расследованиям предусмотрен порядок, который позволяет следователю вручать подозрение не напрямую субъекту, а отправлять его по последнему известному месту жительства подозреваемого и обязательно публикуя подозрение в средствах массовой информации, а так же на официальных веб-сайтах органа, который ведет досудебное расследование. Чтобы подтвердить факт совершения преступления, достаточно воспользоваться открытыми источниками - это реестр назначенных в АР Крым чиновников, правоохранителей и судей. Работая там и принимая решения, они нарушают присягу, данную народу Украины, и свидетельских показаний для этого не требуется. В целом по статье «государственная измена» мы направили 14 уголовных производств. Насколько мне известно, приговоры по таким делам были получены, но реально за решетку никто не сел - на материковую Украину эти люди не приезжают, поэтому приговор невозможно привести в исполнение.

- Теруправление ГБР в Мелитополе проводило следственные действия по факту регистрации в прошлом году кандидатом в депутаты Верховной Рады Украины двойника бывшего мелитопольского городского головы, а ныне нардепа Сергея Минько. Чем закончилось это дело?

 - Это уголовное производство было закрыто в связи с отсутствием состава преступления. Самого двойника Минько мы нашли, но от дачи показаний он отказался.

 - Немало лет вы посвятили службе в органах полиции и прокуратуры, в Краматорске возглавляли следственный отдел ТУ ГБР. Какое раскрытое дело считаете самым резонансным?

 - Резонансных дел хватало везде. Уже в ГБР одним из таких дел было дело о пересечении судьей районного суда Донецкой области контрольного пункта въезда-выезда (КПВВ) на оккупированную территорию по поддельным документам. Естественно, судья была привлечена к уголовной ответственности.

В копилку дел, которыми можно гордиться, добавлю еще одно. Мы привлекли к ответственности пятерых следователей отдела полиции (Луганская область) вместе с надзирающим прокурором, которые незаконно задержали 8 человек, в том числе беременную женщину  и инвалида. Правоохранители потакали дельцам игорного бизнеса, влезли в «передел» этой сферы и приняли одну из сторон. Следователям и прокурору предъявлены подозрения, дело уже направлено в суд. Начальника этого же следственного отдела мы вскоре задержали при получении неправомерной выгоды.

 - Анализировали ли вы мелитопольские дела? Какой была максимальная взятка, полученная вашими подследственными?

 - Самые резонансные - это взятка в 250 тысяч гривен, которую в 2019 году вымогал оперуполномоченный фискальной службы у предпринимателя. Он был задержан во время получения части суммы - 4 тысяч долларов и 26 тысяч гривен. В 2020 году это была взятка в 5 тысяч долларов, которую вымогал сотрудник отдела полиции.

 - Вы майор полиции и сегодня с бывшими коллегами оказались по разные стороны баррикад - они стали вашими подследственными. Приходилось ли вам расследовать дела в отношении тех, с кем лично знакомы?

 - С прокурором, которого мы задержали в районе Луганской области, мы были лично знакомы. Он прокурор по ряду дел ГБР, но это никак не повлияло на направление дела в отношении него в суд. У меня позиция одна: закон един для всех. Все правоохранители прекрасно понимают меру ответственности за нарушение закона. Когда закон нарушает обычный гражданин, он может не знать об ответственности, хотя это его от нее не освобождает. Но когда это делает правоохранитель, особенно тот, который длительное время проработал в органах, оправдания ему нет.

Блиц-опрос 

- Когда вы заработали свои первые деньги и на что их потратили?

 - Свою первую зарплату я получил в 23 года, работая оперуполномоченным налоговой милиции. Эти деньги я потратил на подарки семье - родителям и сестре.

- Всегда ли нужно говорить людям правду?

 - Безусловно. Нет ничего лучше правды.

 - С каким своим недостатком вам приходится бороться?

 - Я идеалист. Несмотря на длительную карьеру в правоохранительных органах, не перестаю быть человечным. Считаю, что люди могут оступиться, особенно, если совершают преступление в первый раз. Это качество меня не раз подводило, но человеческое я в себе искоренить не могу.  

 - Если бы в сутках был 25-й час, на что бы вы его потратили?

 - На отдых. 24 часа посвятил бы работе и один час - отдыху.

 - Чего вы боитесь?

 - Боюсь не успеть сделать то, что мне бы хотелось сделать в работе, времени зачастую не хватает.

 - Ваш жизненный девиз?

 - Вперед и только вперед  - другого нет.

 - О чем вы мечтаете?

 - О мире - и я знаю, о чем говорю. Будучи работником полиции, я пошел добровольцем в АТО, где пробыл 64 дня. Война - это страшно, больно, некрасиво. И это большое горе, даже если там никто не погиб.

Будучи работником ГБР, я был на передовой, когда соседний сектор попал под обстрел. А ведь люди, живущие близ линии разграничения, уже к этому привыкли.

- Чего вам не хватает для счастья?

 - Я счастливый человек, мне всего хватает.

 

 

Категория: